печалли
третья нога вратаря
В каждом новом поколении нашей семьи отношения с мужским полом катятся по наклонной. Бабушка хоть и ворчала на деда часто, жила с ним как у Христа за пазухой, троих детей с переменным успехом воспитали и на ноги подняли. Мама задним числом чувствует, что в молодости упустила хорошего человека и теперь мается со всякими подозрительными типами, включая две попытки с моим отцом. Я искренне верю, что в целом отношения возможны, просто не конкретно со мной. Ну, то есть... я могу кому-то быть нужна? Зачем? Как? Больше всего сейчас хочу, чтобы меня кто-нибудь обнял крепко-крепко и не отпускал как можно дольше, пока пустота внутри не рассосется хотя бы чуть-чуть.
Не помню, зачем это вообще писать начала, просто тяжело стало от очередного маминого разговора по душам. Периодическая акция с некоторых пор: когда очередной мужчина доводит маму до ручки, она приходит выговориться ко мне. Пока я была мелкая, у нее для этого были подружки, потом одна из них уехала в Израиль, а другая осталась в Казахстане. Я же как не могла говорить с ней о чем-то важном, так уже и не смогу никогда. Воспитать доверие там, где его не было 20+ лет можно только при желании обеих сторон, а я давно не хочу — примерно с тех пор, как одну из моих школьных влюбленностей оборжали на ровном месте. Даже по мелочам со мной толком не разговаривали, хотя мне и хотелось до некоторых пор. Теперь вот сижу сычом в интернетах, смотрю сериалы-анимехи и читаю фикло, даже в твиттере общаться сложно. И да, я понимаю, что это еще не худшее детство, но от этого не легче.
Мама всегда была папиной дочкой, и в этом отношении я ее понять не могу: из ее родителей мне всегда была ближе бабушка, а со своим собственным отцом я и не общалась толком. В сознательном возрасте лучше бы и вовсе не пересекалась. Последняя попытка была лет девять назад, сразу после переезда в Новосибирск, тогда-то я наконец осознала себя лишь инструментом в родительском выяснении отношений. И если исходить из предположения, что матери в ее мужиках не хватает дедушкиного воспитания и силы воли, то мне просто не хватает любви. Только кто ж меня теперь любить будет, если я себя довела до черт знает какого состояния, аж самой от себя тошно.
В воскресенье приеду к бабушке и крепко ее обниму. В мае было стыдно, когда я при ней расклеилась совсем. Боюсь, через две недели вообще уезжать не захочу.
--------------------
За реорганизацию и реализацию в целом не стыдно, хотя могло бы быть и лучше. Но я уже отметила, выходя сегодня из офиса в девять вечера, что всю работу не переделаешь, а значит, остается только решительно забить на недоделки и попытаться отдохнуть от заявок, клиентов, документов и коллег. Кстати о коллегах: отдел автоматизации заметно поредел, лучшие кадры уволились вслед за уходом руководителя в декретный отпуск; мальчишки-монтажники тоже в гробу видали эти амбициозные проекты, внедряемые через жопу; со стороны кажется, что новый руководитель за нас горой, а изнутри ощущение бардака и собственной бесполезности только усиливается. Сменить работу хочется уже не раз в неделю, а через день, но всем моим навыкам без диплома и гражданства — увы, грош цена. Философски тыкаю японский в дуолинго, порываюсь взять с собой в отпуск учебник финского и дочитываю последний макси по вйтчплу на английском. Напомните мне, какого хера я всё-таки не пошла в переводчики?
--------------------
Напоследок: по запаре купила билеты на матч с «Барысом» в неправильный день. Почти двое суток спустя клуб ответил, что вернуть заказ пока по техническим причинам не может.
Продолжаем наблюдение. Не вернут эти несчастные 1400 рублей (ценник блаблакара до УК из Нска) — не пойду на декабрьские матчи, нафиг.
--------------------
Прямо чувствую, как с каждой следующей темой отпускает напряжение. Но обнимашек всё равно хочется больше всего на свете.

@темы: о семье, о работе, о насущном