печалли
третья нога вратаря
Хороший такой нервячок был, особенно по вратарской части: Миша прямо перед матчем дочей поделилась с миром, за Беса чучуть переживалось, ну и появление Ирвинга в воротах уфимцев обещало разнообразие: Сохатского мы уже видели, даже дважды, если мне память не изменяет. Впрочем, поскольку Юрзинов возомнил себя Сумманеном, то уже трижды. Кольцов царит в списках защитников, Херсли старается никого больше своими бросками от синей не убить и набрасывает на пятак, Улльстрём выходит с ним в паре защиты на большинство, Губин и Ефименко вдвоем транжирят тонну моментов, Ингатович скручивает Панкову голову за Беса, в общем, много всякого разного. А самое прекрасное: стадион, который в последние десять секунд игрового времени встал, и не дожидаясь окончания вбрасываний, начал скандировать «Мо-лод-цы!». И парни, которые подняли волну на все четыре стороны. И Бес, который, сделав круг вдоль бортов, снова поцеловал снежинку и снял шлем. Больше года уже прошло, и теперь я его понимаю и принимаю таким, какой он есть. Возможно, первым номером ему и не стать, но стабильный и преданный организации бэкап тоже дорогого стоит. А от клуба только и требуется, что не превратить его в какого-нибудь Лобанова.
Сутки «Сибирь» была первой на Востоке. Благодаря «Трактору» до этого места сейчас всего одно очко. «Нефтехимик» еще дерется с Магниткой за свое место в плей-офф и наши шансы на первую строчку. «Автомобилист» не оставил «Ладе» шансов ни на площадке, ни в таблице (Джефф Глэсс приятный в общении, но никакой в раме).

Очередной бэкстейдж «Салавата» был полон любви, если не считать Кольцова, который спрятал нос в куртку и попытался прошмыгнуть — его пробовали остановить, но я не рискнула за этим наблюдать. И Панков, естественно, был тише воды, ниже травы — я его разглядела, но тоже не стала докапываться. Зато собрала практически полный комплект из всех остальных целей вылазки. Изначально речь шла о Кулде (фото) и Джуниоре (автограф на карточке), но по мере появления игроков горизонты расширялись. Сёмушку я обещала потискать, но без повода с таким не полезешь — особенно после поражения, так что попросила фото, передала привет из Омска и пожелала удачи в следующих играх. Следующим вышел Ирвинг — меееедленно, осматриваясь по сторонам, и я не удержалась, помчалась за ним, по дороге выцепив еще и душку Хартси. За Арти мчаться не пришлось, он — наверное, памятуя прошлый приезд в Новосибирск — вышел из ворот неспешно, почти лениво, словно ожидая толп персональных фанаток. Я не знаю, насколько мы с Алиной олицетворяли эти толпы, но было прикольно, Арти даже общаться тянуло (: Антти и Илкка — «мы с Тамарой ходим парой, финнолепечущих фанаточек тепло приобнимаем». Хайлайт вечера — Владимир Владимирович, конечно. Я, конечно, не из числа уфимских болельщиков, встречавших Джуниора после выезда с самолета, а посторонний человек, которого последний год волнует вопрос: «А Юрзинов с финнами в команде по-фински общается вообще?» Вчера на вопросы времени не было, но уж три слова по-фински вставить я успела, Джуниор языковую игру поддержал, пока автографы раздавал.

На самом деле, вся эта фигня с морем матчей внутри дивизиона приводит к тому, что я все самые восточные клубы люблю всё сильнее с каждым днем и за каждый из них переживаю. Кроме «Барыса», потому что для девочки из Устинки «Барыс» останется злом навсегда.

@темы: о Сибири, коллекционер вратарей, в картинках, о спортсменах, о хоккее